#NoPhotoshopProject / июль 2017

#NoPhotoshopProject / июль 2017

Я учусь в английской школе. Лана Гуртовенко – мой English friend. В её обязанности входит звонить мне 3 раза в неделю и болтать со мной на английском языке. Мы – друзья с Ланой Вконтакте, и я периодически просматриваю её страницу. Она интересная, живая девушка. Кроме того, очень красивая: рыжие волосы, голубые глаза, чистая, как будто прозрачная кожа, веснушки… (Мне нравятся не только красивые, но к тому же, уверенные в своей красоте люди). Однажды на своей странице Лана опубликовала ссылку на свой фотопроект о бодипозитиве (Бодипозитив (от англ. Body Positive) — это феминистское движение, целью которого является побудить людей принимать тело других таким, какое оно есть. Это общественное движение выступает под девизом «моё тело — моё дело». Представительницы движения отстаивают право людей быть такими, какие они есть. Цель движения — борьба против навязанных стандартов красоты. *Википедия)
И вот Лана, не будучи профессиональным фотографом, около года назад задумалась о создании фотопроекта, отражающего красоту девушек plus size. И сделала его! О целесообразности проекта, о психологии моделей, о бодипозитиве в целом мы и поговорили с Ланой Гуртовенко. Беседа получилась легкая и веселая, под стать самой героине.

Лана Гуртовенко

Лана Гуртовенко

– Привет, Лана! Расскажи в двух словах о своем проекте.

– В прошлом году я проводила социальный проект #NoPhotoshopProject в течение четырех месяцев, в рамках которого приглашала девушек с нестандартной фигурой и фотографировала их – настоящих, без ретуши, без коррекций изображения и даже с минимум макияжа.
Мы разговаривали на тему принятия себя, любви к себе. Они рассказывали мне свои истории. Для меня был важен именно психологический момент искренней открытости, поэтому первые пять минут мы обычно просто беседовали, общались на разные темы, иногда я просила их закрыть глаза и вспомнить что-нибудь. Кому-то это приносило огромную радость, а кто-то начинал плакать… И когда они действительно раскрывались, становились собой, я фотографировала их, именно в этот самый момент. Кто-то хмурился, отводил взгляд – а для меня было счастьем запечатлеть именно такие моменты, ведь их всегда упускают в больших фотосессиях, где важны позы, красота моделей и то, что фотографии пойдут на продажу.
Как ни крути – это всё игра и позирование, все «ненастоящее», а мне хотелось именно искренности. И я её получила. Работать было интересно, сложно и очень познавательно.
Девушки были разных профессий и возрастных групп: фотомодели plus size, которым тоже было не так легко согласиться на этот проект и показать себя без грима и фотошопа, студентки, бизнес-вумен, менеджеры, доктора, танцовщицы… Я просила девушек закончить фразу «моё тело – это…» и задавала вопрос: «Если бы у вас был шанс поменять свое тело на какое-то другое, чего бы вы хотели? И если бы вы потеряли весь опыт, который вы приобрели, находясь в прежнем теле, вы бы воспользовались шансом?»
Все долго думали, но в итоге отвечали, что не воспользовались бы им.

aCK9vihBl2E

 

– Как ты пришла к идее такого проекта?

– Я сама занималась plus size-моделингом два года. Мне хотелось показать девушкам, подросткам, что необязательно быть 90-60-90, чтобы быть привлекательной, желанной, уверенной.
Однако когда я начала этим заниматься, то столкнулась с проблемой обработки фотографий, которая иногда была просто огромной – фотошоп, даже уменьшение размеров, несмотря на то, что мы модели plus size. Мне это не нравилось, я постоянно думала о том, что можно все сделать по-другому, но этого «по-другому» не видела нигде.
И вот как-то ночью родилась идея – а если я соберу совершенно разных женщин, неважно, чем они будут в кадре заниматься и стояли ли они до этого перед камерами, и просто буду разговаривать с ними и фотографировать так, чтобы отразить их настоящую, милую и искреннюю естественность? С этого все и началось.TM-ja_QpK4g– Как реагировали девушки, когда видели фотографии?

– Многие говорили «спасибо, что ты увидела меня настоящую», кто-то задавался вопросом «неужели я такая?». Несмотря на то, что большинство были довольны – они знали, на какой проект идут, некоторые все же просили меня отредактировать (зафотошопить) некоторые части тела, но я прибегала только к цветокоррекции.

– Участницы проекта позже публиковали где-то у себя эти фотографии?

– Да, кто-то на аватарку Вконтакте ставил, кто-то до сих пор в инстаграм выкладывает фотографии, вспоминает этот проект, рассказывает о нём. Такое, конечно, очень приятно всегда.

– Бывало ли такое, что вам писали ваши модели после проекта, может быть, переосмыслив какую-то информацию после вашего с ними общения?

– Если честно, до сих пор пишут, особенно мои первые участницы – говорят спасибо. И пишут не только мне: в том же инстаграме делятся своими историями о том, как можно быть красивой без фотошопа, о том, как важно быть настоящей.

– Это ведь было некой психотерапией для девушек – участниц проекта?

– Думаю, да, потому что многие плакали, особенно в конце фотосессии. Конечно, я не пыталась заставить их плакать, но это происходило потому, что они были настолько свободными в течение съемки, что сдерживать эмоции уже не было смысла… Эти слезы высвобождали то, что таилось в душе – невысказанное, невыплаканное… Хотя, конечно, раскрывались все по-разному: кто-то улыбался и шутил, кто-то уходил в воспоминания – и это нормально, все мы разные.

– Были ли какие-то негативные отзывы в адрес твоего проекта?

– Да, на различных ресурсах, где было развитие проекта, случались негативные комментарии. Писали, что это пропаганда жира, что такие девушки не занимаются спортом, только сидят на диване и едят булочки, зачем такой проект делать и прочее.
Не всегда получается такие отзывы игнорировать, иногда очень неприятно читать подобное. Тем более, что модели plus size занимаются спортом, считая это своей обязанностью. Мне-то хотелось показать, что красота многообразна и очень жаль, что кто-то не воспринимает этот фотопроект как возможность посмотреть на красоту под другим, пусть несколько непривычным углом.

– Что самое ценное, что ты вынесла для себя с этого проекта?

– Множество эмоций от процесса работы с моими моделями: мне нравилось видеть, как они психологически «оттаивают», меняются… Знаете, мы иногда танцевали с ними под джазовые мелодии или бегали по студии, чтобы расслабиться. Мне нравилось наблюдать за тем, как они сначала боятся камеры, дрожат перед ней, а позже, уже совершенно спокойные и настоящие, смеются и не стесняются перед объективом – это действительно вызывает сильные чувства._XTCK5EMTlY– Это было почти год назад. Сейчас ты готовишь что-нибудь в этом направлении снова? Или ты уже сделала все, что было для тебя важно?

– Ну, как минимум, сейчас у меня нет камеры, чтобы взяться за новую идею и начать снимать… Хотелось бы что-нибудь еще подобное сделать, есть кое-какие мысли, но, все-таки то, что я хотела больше всего воплотить – я уже сделала.

– Если бы к тебе кто-то обратился по рекомендации с желанием попасть на такую съемку-психотерапию, ты бы взяла?

– Уже были такие случаи, и я брала. Это было не для проекта, и девушки сами обращались ко мне осознанно и осмысленно, им хотелось взглянуть на себя с другой стороны. За этим тоже было очень интересно наблюдать, а понимать, что можешь таким образом им помочь, – тоже здорово.

– Давай теперь немного поговорим о твоем личном опыте в качестве модели plus size. Можешь сказать, какие должны быть параметры тела, чтобы заниматься этим?

– Начиная от 48-го размера. Есть, конечно, middle size – 44-46, но для него очень мало работы, как правило. Самый «ходовой» – это 52-ой, чаще всего заказчики требуют именно его. Насчет роста – по-разному, зависит от того, каковы цели съёмки. Если подиумная модель, то это от 175 см, если съемки для каталога, то желательно не выше 170 см. У меня вот рост 177 см, и меня иногда не брали в каталожные съемки именно из-за моего роста. Параметры разнятся, конечно, но чаще всего это 48-52 размер и рост 170-175 см, важны пропорциональная фигура и ухоженность.

– Ты была подиумной моделью или фотомоделью?

– И то, и другое.

– Тебе нравилось? Мне кажется, такая работа очень хорошо влияет на самооценку.

– Безусловно! Когда я только начала этим заниматься, я уже приняла себя такой, какая я есть, но все еще была на нелегком пути уважения к своему телу и внешности, и опыт работы моделью plus size мне очень помог.

– Почему ты перестала этим заниматься?

– Я такой человек, что люблю менять сферу деятельности. Так получается, что в среднем работу меняю каждые два года. Мне важно получать новый опыт.

– А если бы тебе сейчас предложили серьезный контракт в этой области, ты бы возобновила такого рода деятельность?

iC_3nt5d_ZY

– Сложный вопрос. Я уже не получаю столько удовольствия от неё, сколько получала раньше. Мне кажется, от своей деятельности надо вот прямо «кайфовать», и эти два года, что я занималась моделингом, получала огромное удовольствие: и когда позировала перед камерой, и когда на меня накладывали макияж, и когда примеряла разные образы. Но сейчас, знаешь, Вера, сразу точно сказать не смогла бы, я бы подумала вечер, но скорее всего ответила бы отрицательно. Сейчас мне интересно другое…

– Что же?

– Сейчас я занимаюсь эко-волонтерством, у меня большой проект, который находится в разработке. Я сделала сайт, некую платформу для эко-волонтерства. Это, по сути, обычное волонтерство, только нацеленное не на большие города, а на поселения, деревни.

– Как ты пришла к этому?

– В марте прошлого года я поехала в Израиль на три месяца, жила в пустыне и работала на пяти разных фермах, в конюшне и на винограднике. Я предоставляла свой труд и свое время, а мне предоставляли проживание, питание и клевый опыт. Тогда я поняла, что мои руки созданы еще и для того, чтобы работать с землей, и что мне это нравится. Так же мне понравилось работать с животными. Когда я вернулась в Питер, то поняла, что мне снова хочется куда-нибудь уехать из города, поработать на земле землей, ухаживать за животными. Я осознала, что мне больше нравится природа, а не каменные джунгли, что за пределами городов, в таких вот маленьких поселках или в лесу, тоже много интересного. А особенно важен опыт, который в городских условиях нельзя получить. И я снова нашла нечто похожее в экопоселениях. Планировала провести там две недели, но в итоге осталась на месяц – настолько влюбилась в такую работу. Вернувшись в Питер, уже знала, что моя идея организовать волонтерский сайт не оригинальная, у зарубежных коллег уже есть такие платформы – workaway или helpex.net – это что-то вроде связи между волонтером и хостелом.

– Это как каучсерфинг, только в области волонтерства?

– Именно так! Когда я сделала свой сайт, достаточно много людей начали писать и задавать вопросы. Информации в сети очень мало, и она настолько разрозненная, что подобный проект вызвал очень много вопросов. Есть много мест, куда можно поехать, и я знаю их точно, но другие люди – нет. Чтобы знать эти места, действительно надо много гуглить, писать, договариваться, то есть искать каким-то образом, и не самым простым. Поэтому я и создала этот сайт и работаю сейчас с тремя волонтерами, которые мне с ним помогают. На данный момент у нас есть 30 мест, от маленьких ферм до больших, даже конюшни есть, по России, в которые можно вот так приезжать, помогать и жить.

YhSLcnIgRfc

– Как проверяется безопасность принимающей стороны?

– По возможности буду сама ездить в эти места и все проверять, но сама все сразу я не смогу сделать. Поэтому на данный момент – это долгое общение с хозяевами, чтобы понять, насколько они адекватные и прочее.
Недавно я ездила на такую проверку к фермеру, австралийцу-американцу Джейку Лоубсу – он живет в России уже 20 лет и у него своя сыроварня. Снова незабываемые опыт и ощущения от нового вида деятельности – никто до этого, например, не показывал мне, как варить сыры.

– Тебя часто спрашивают, зачем ты занимаешься волонтерством?

– Да, в основном это люди, которые сами никогда не занимались волонтерством и воспринимают это только как бесплатную работу. Но ведь волонтерство – это не только твоя отдача, тебе тоже дают очень многое, но объяснить это словами тяжело. Я предлагаю людям самим попробовать заняться волонтерством, даже немного, потому что это уже дает понимание того, что это такое – на личном опыте.

PCcnriMLniQ

 

– А как к твоей настолько активной жизни относятся твои родители?

– Уже привыкли, хотя поначалу были в шоке. Они мне разрешили поехать в Америку, когда мне был 21 год, это была моя первая поездка, после которой я и поняла, что мне такое нравится – постоянно куда-то ездить, путешествовать, менять что-то, получать новый опыт.

– И, Лана, напоследок – ты постоянно тянешься к новому опыту, кроме желания изучения всего неизведанного за этим стоит что-нибудь еще?

– Чем больше у тебя опыта, тем больше ты познаешь себя, свои возможности. Мне кажется, именно при познании себя мы можем что-то отдать другим. Для меня это очень важно – иметь возможность не только получать, но и отдавать.

Интервью взяла Вера Коханина
Интервью записала Мария Оточкина

+10

0 Комментариев

Оставить комментарий

Авторизация


Регистрация Забыли пароль?

Регистрация

Пароль не введён


Генерация пароля

Регистрация