Манящая прелесть дачной культуры

Манящая прелесть дачной культуры

Дача! Как много в этом звуке для сердца русского слилось!..

Вот французы даже не переводят, так по-французски и будет datcha, все равно не объяснить.

Не один дачный бум пережила Россия, и ведь какими разными были эти волны!

Советские 6 соток, про которые спели Иваси:

Я знаю — дача будет,
я знаю — саду цвесть !
Способны наши люди
не спать, не пить, не есть,
Таскать кирпич под мышкой, век путаться в долгах,
чтоб свить гнездо детишкам
у черта на рогах.

Литдачи в Комарово и Переделкино, Чукоккала…

Из современного отдыха Дмитрий Травин даже вывел шашлычно-национальную идею.

А чеховско-горьковские дачники! Все эти дамы в шляпках, извозчики, чаепития на веранде с разговорами о народе. Смешные велосипеды, купальни, домашние спектакли а ля Треплев… Вертинский и Шаляпин… — лишь малая часть ассоциаций с той дачной культурой.

Про дачников начала 20 века открылась изумительная выставка в Фермерском дворце парка Александрия — «Петергофские дачники»!

Сотрудники музея вложили в этот проект не только профессионализм, но и душу. Сразу чувствовалось, что «сделано без поддержки министерства культуры, на любви и интересе»!

Петергоф с радостью включился в большую историческую игру о дачной культуре!

Все в шляпках, куратор выставки (Елена Яковлевна Кальницкая) вытащила из сундука бабушкин зонтик и пожертвовала экспозиции скатерть, научные сотрудники тут же в саду варили варенье в старинных медных тазиках, журналисты пили с ним чай.

Вокруг цвели и благоухали творения ландшафтного проекта «Herbarium». А в качестве приглашения на открытие экспозиции из корзинки раздавали яркие, изящные желто-сиреневые букетики, заколотые французской булавкой.

Звучал Вертинский, толпа пестрела интеллектуальными знаменитостями (Татьяна Черниговская, Борис Валентинович Аверин, чьи спецкурсы я слушала на филфаке), журналисты, операторы телеканалов и множество знакомых лиц, которых не могу вспомнить, откуда знаю. Николай Буров своим восхитительным голосом, акцентируя саркастически звучащие ныне слова, читал В.Гаршина (уже пора переключиться от суеты коротких сообщений на дачную неспешность вкусных текстов):

«Летний сезон уже наступил. Петербург опустел почти до своей летней нормы. …поезда, отъезжающие в Москву, за границу и в Финляндию, битком набиты пассажирами.

Жара и пыль, конечно, заставляют и тех обывателей, которые не могут покинуть город на все лето, искать спасения на дачах. Сообщения (пароходы, конно-железные и паровые железные дороги) настолько удобны и дешевы, что здешнему чиновнику или конторщику ничего не стоит ездить каждое утро в город, а «после должности» возвращаться к семье и природе за какие-нибудь 15, 20, даже 30 верст, чтобы остальное время дня провести в гулянье по сосновому лесу или березовой роще, а то и просто по недавно дренажированному болотцу; в уженье рыбы; в охоте на умудренных опытом ингерманландских уток, рябчиков и глухарей, считающих позором быть подстреленными охотником-дилетантом. Иные отцы семейств избирают более благую часть: проводят летние вечера, как проводили и зимние, садясь за зеленый столик в 9-10 часов вечера и «винтя» до солнечного восхода. Прибавьте к этому увеселения, рассеянные летом вокруг Петербурга: вокзалы, летние театры, оркестры музыки на открытом воздухе и пиво, пиво и пиво, — вот и весь фон дачной жизни петербургской семьи средней руки. На этом фоне разыгрываются всевозможные дачные события. Завязываются знакомства, начинаются романы, развиваются драмы. Но все это делается как-то особенно, «не всерьез, а по-дачному».

В 15 (!) залах только что отреставрированного Фермерского дворца 300 экспонатов представят все этапы дачной культуры: переезд, дачные строения; представления прошлого века о модном и ныне ЗОЖ; интеллигенция на даче, светская жизнь, императорские дачи, еда, дачная мода, детство на даче, отъезд…

В каждом зале есть нечто неожиданное. Вот, например, переезд на дачу — билет на поезд того времени, с фотографией. Я вот никогда не задумывалась, что на дачу везли мебель (а осенью увозили обратно)!

Целый зал посвящен техническим новинкам: у кого-то на дачах были ванны… (у меня вот столетие спустя за водой надо ходить на колодец, греть на плитке. И это если грозы не было, а то электричество на пару дней отключают). А от банок с вареньями веет таким домашним уютом (так же, как от рецептов и рекламы новизной ретро).

В зале, рассказывающем о светской жизни, мультимедийный аппарат с часами с помощью фотографий показывает, чем занимались дачники в зависимости от времени суток (экскурсия стремительно увлекала в следующий зал, не давая порадоваться всему разнообразию).

В экспозиции про детство на даче все с любопытством разглядывали азбуку Бенуа, где на «Д», конечно, «дача»!

Есть зал о «Волшебном фонаре». Сразу вспомнились диафильмы доинтернетовского детства… (Молодежи уже надо объяснять и это). Невероятно, но волшебные фонари были не только электрические, но и керосиновые!

Оригинально подан дизайнерами зал про императорские дачи: рамка с витражами-фотографиями разных романовских дач отделяет нас от внутреннего убранства. Впрочем, находок музейного дизайна много! Например, в зеркале гостиной периодически проходит спроецированное отражение дамы… А зеркало гардеробной показывает нам подлинное платье того времени.

Можно увидеть и типичного веранду, посмотреть дачную мастерскую художника или музыканта, заглянуть кабинет чиновника, который работал на даче, в дамский будуар, детскую, в старинный буфет с припасами.

Нам посчастливилось услышать восхитительный крик души устроителей в форме ремейка известной песни «Лабутены»: «Август! Ферма! Дача!»Правда, не удалось посмотреть фильм с дачными рассказами, законченный только утром, как раз к открытию выставки.

Удивительно, насколько ностальгия по дореволюционной дачной жизни витает в воздухе. Тоска по красивой жизни, не в нынешнем, убого материальном, кричащем богатстве, а в смысле гармонии с собой и миром. Вот совсем недавно смотрела фильм Глаголевой «Две женщины» по «Месяцу в деревне» Тургенева.

Бывают фильмы для размышления, для радости, для диспутов — «Две женщины» для созерцания и умиротворения (Господи, какие несовременные и дефицитные состояния! О, времена, о, нравы). Просто ожившие полотна!

Немыслимой красоты природа, высокие отношения, красивые женщины, музыка, улетающая умирать в небеса! Дамы в белых платьях восхитительно бегут по цветущему лугу! Русские интеллигенты вечером в деревне пьют чай! Пейзане, будто позировавшие Венецианову, вяжут золотые снопы! Муки любви на фоне парка! Летняя гроза, распахивающая окна в мокрый сад, и разбитый горшок орхидеи в оранжерее…

Как сказала сама Вера Глаголева, «хотелось отдохнуть от войны» (ее предыдущий фильм «Одна война» настолько же сильный, насколько тяжелый).

Нам всем хочется от нее отдохнуть. Мы все устали от мерзких новостей, официозного вранья, опустошающей суеты и атмосферы ненависти; от игры статусов, вызывающего цинизма и агрессии — дачная жизнь лечит. Особенно, прошлого века. Порадуйтесь «Петергофским дачникам» и давайте играть в дачную культуру вместе.

+8

0 Комментариев

Оставить комментарий

Авторизация


Регистрация Забыли пароль?

Регистрация

Пароль не введён


Генерация пароля

Регистрация