АРТЕМ ЖИТНЕВ

АРТЕМ ЖИТНЕВ

АРТЕМ ЖИТНЕВ

portrait_01 - копия

 

Артем Житенев с детства был окружен фотографией: его отец — Дмитрий Валерьянович никогда не расставался с камерой. И, как истинный любитель фотографии, имел многочисленные книги по фотоискусству. Личная библиотека также включала в себя журналы «Советское фото», которые Дмитрий Валерьянович выписывал с самого первого номера (1957 год), вплоть до закрытия этого весьма известного издания. Дед Артема был художником, что оказало влияние на становление Житенева, как фотографа. Фотоаппарат попал в руки к Артему в девять лет — это была Смена-8М. Это стало началом долгого и интересного путешествия по миру фотографии. Как и отец, Артем Житенев не расставался с камерой ни на миг, даже в армии. Более серьезная деятельность началась после службы: Артем устроился фотолаборантом в одно из московских издательств. Здесь Житенев возился с бачками проявителями, фиксажом и прочими интересными вещами, которые можно встретить в лаборатории. Затем он некоторое время работал фотографом в киногруппе. Далее началось сотрудничество с московскими газетами и журналами. За освещение событий в Косово весной 1999 года Житенев стал призёром и получил премию на фотоконкурсе «Пресс Фото России 2000». Артем также является призёром конкурса «Лучший Фотограф 2010». Три фотографии Житенева вошли в сборник «The Best Of Russia 2011».
Но основная страсть Артема – Уличная Фотография. Это прекрасная возможность сделать фотографию просто так, не для редакции, где существуют свои правила и требования! Житенев извлекает из городского пространства наиболее яркие и интересные моменты жизни. Каждая работа Артема это совешенно чистые и живые эмоции, которые впечатляют своей простотой. 
 
— Артем, как вы пришли к жанру «Уличная фотография»?— Когда-то я работал в газете и мне часто приходилось снимать пресс-конференции, заседания и прочие скучные в фотографическом плане мероприятия. Бывало, каждый день одно и то же. Командировок почти не было.  И, в общем, с этого я начал снимать нечто иное, для души, что ли. Я начал снимать для себя на улице, а уже потом узнал из интернета, что существует такой жанр «Уличная фотография».- Вы узнали об этом из интернета, а после начали изучать литературу, каких-то авторов?— Естественно. Литература: Гоголь, Довлатов, Зощенко. Про то, как построить кадр, хороших книжек не попадалось. Да мне кажется, лучше на выставку сходить или на концерт хорошей музыки.  Я, конечно, начал изучать фотографии. После узнал, что агентство Магнум имеет персональный сайт и начал смотреть снимки буквально всех мастеров, которые на тот момент входили в штат Магнум-фото. Приходя на работу в редакцию, я первым делом открывал их сайт и качал, качал, качал фотографии. В какой-то момент, прибежал наш админ вот с такими глазами — это было лет 15 или 10 назад. Тогда фотография весила 50 Кб — это было очень много. И вот, он прибегает и кричит: «Кто здесь чего качает!? Кто!???» После этого мне пришлось идти в интернет-кафе за фотографиями, платить за это деньги. Вот так началось мое знакомство с уличной фотографией

img515-77

 

— От многих слышу, что это наиболее сложный жанр. Это так?

— Мне кажется наоборот, что в непредсказуемости и есть…

— Легкость?

— Да, она облегчает результат. Мне так кажется. Например, когда я снимаю по заданию портрет… Мне очень тяжко переступить через ограничения, а когда ограничений нет — это здорово, это и есть творчество. Ведь ограничения плохо влияют на результат.

— То есть это более свободный жанр?

— Да, да! Конечно! У стрита нет четких границ. Это фотография, снятая где-то в общественном месте и всё.

— Что для вас эта фотография? Это история или просто случай из жизни?

— Возможно то, что я скажу, прозвучит пафосно, но, тем не менее… Мы останавливаем время, мгновение и так далее… Для меня, собственно, это просто жизнь, я этим живу.

— Как вы охарактеризуете нынешнее состояние уличной фотографии? Сейчас можно часто увидеть такую картинку: красиво сложенная геометрия, в которую автор вставляет фигурку. И очень часто эти фигурки и геометрии, совершенно одинаковые, встречаются у разных авторов.

— Уличная фотография, как раз, этим и обусловлена — выйти за рамки улицы уже невозможно. Мы не можем улететь в космос. В этом проблема — мы ограничены пространством. Но в этом же пространстве тоже можно найти и что-то свое… Если говорить о геометрии — один автор строит линии и формы, но ведь другой должен же чем-то отличаться? Сегодня мы видим очень много одинаковых фотографий. Вот почему мы ищем новых авторов. И конкурс уличной фотографии устроили три года назад затем, чтобы выявить свежий взгляд, найти нечто иное, отличающееся от основной серой массы. Я был в жюри и видел очень много абсолютно одинаковых фотографий.

ZA1_2544

— Сейчас еще проблема в том, что внутри фотографии нет конфликта, сюжета, драмы. И получается так, что фотограф снимает по принципу «так получилось». При этом композиционная часть может быть выполнена на высоком уровне…

— Да, так и есть. Например, я был сейчас на Олимпиаде в Сочи, от агентства «РИА-Новости». Я снимал не Олимпиаду, а улицы в Сочи. Когда меня туда послали, я мечтал: «Вот, я поснимаю стрит в Сочи. Просто супер! Все будут там, наверху, а я буду внизу!» Но, на самом деле, все получилось не так, поскольку вся жизнь кипела в Олимпийском парке, а внизу никого не было. Был некий город, где люди ходили туда-сюда и все. И этот город я обошел всего за два дня, все узнал про него. На этом все кончилось. К чему я это говорю? К тому, что когда ничего не происходит, что-то интересное выжать очень сложно. Вот поэтому мне нравится приезжать в Петербург и питаться его атмосферой. Поскольку в этом городе есть что снять — есть пространство, и оно прекрасно организовано. В Москве, например, сложно снимать и строить фотографию, так как пространство не организовано. Москву замечательно снимал и снимает Игорь Мухин. Кстати, некоторые петербуржцы, например, считают, что Москва – это город для фотографии, а в Петербурге вообще нечего снимать.

— Антон Вершовский интересную мысль высказал, что «хорошо выезжать». Не потому, что Москва – город для фотографии, а потому, что постоянное проживание в одном месте вызывает привыкание к этому пространству. Выезжая в другой город ты начинаешь видеть иначе.

— Конечно. Если вы из поездки привезете одну или две фотографии, то, мне кажется, это будет удача. Поехали вы, например, куда-то — привезите хотя бы один снимок. Просто для папочки своей. Мне кажется, если  делать одну поездку в месяц, это будет очень хорошо и через пять лет у вас будет 50 или 100 фотографий. И уже можно делать альбом. Сто фотографий – это уже альбом.

— Когда начался подъем жанра «Уличная фотография»? Как это развивалось у нас, в России?

— Вообще, уличная фотография возникла как жанр в 1950 годах, после войны. В 1960-е, собственно, наступил рассвет стрит-фотографии. А в 1970-х уже издаются альбомы на эту тему и люди начинают преподавательскую деятельность по уличной фотографии. А у нас была фотография жанровая. В 2000-х почти никто вокруг не фотографировал улицы.  Я фотографировал, и мне некуда было деть свои снимки, но показать хотелось очень. Поэтому все и началось с интернета. Собственно, потом я узнал, что есть такой жанр и: «Ура-ура! У меня есть коллеги, единомышленники!» У нас, к сожалению, культура уличной фотографии только начинает набирать обороты.

1-77 - копия

— Вы пишете на своем сайте о том, что фотография и охота близкие друг другу увлечения.

— Совершенно верно! Вы — охотник, ваш фотоаппарат – это ружье. Улица превращается в лес, а люди в дичь. Уличная фотография – это охота. Но условия правильной охоты таковы, что дичь не должна знать, что она будет добыта. Ведь пуля летит раньше, чем слышен выстрел. Так и в стрите — люди не должны знать, что за ними наблюдают. Ну а высший пилотаж — когда человек смотрит на тебя, ты фотографируешь, и он не знает об этом. Существует два вида охоты: когда ты идешь по лесу, ждешь, пока дичь вылетит на тебя, стреляешь. И на улице: ты идешь, ждешь пока люди в этом пространстве будут идти или что-то делать. А есть еще один вид охоты, когда ты сел в шалаше, выбрал место и ждешь пока человек (дичь, вернее) вылетит на тебя или выбежит. На улице то же самое. Ты выбрал пространство, встал за уголок и ждешь, пока в этом пространстве что-то произойдет. Нужно ежедневно выходить на улицу и стрелять. Постоянная практика – это важный момент.

— Давайте поподробнее остановимся на конкурсах, которые проводятся в мире по стрит-фотографии.

— Ну, во-первых, это наш фестиваль в Москве — «Фестиваль уличной фотографии». Второй – это Лондонский Фестиваль уличной Фотографии. Сравнительно недавно прошел фестиваль в Майами, где наши российские авторы мощно выстрелили, мне кажется. Много наших, российских ребят вышли в финал. Второе место у москвички Ксении Цыкуновой. Это блестящая победа нашей уличной фотографии! Удивительно!

Сегодня уличные фотографы объединяются во всевозможные коллективы. Состоите ли вы в какой-либо из этих групп?

— Да — в международном коллективе уличных фотографов street-photographers.com

— Насколько мне известно, вы преподаете. Как эта преподавательская деятельность началась?

— Алексей Лурье — главный в школе «Photoplay», предложил мне вести курс «Уличная Фотография». В то время я был очень скован перед аудиторией. Мне пришлось сесть и за неделю сделать план, программу организовать, сформулировать, что для меня означает этот жанр. Эти курсы многое мне дали, в плане осознания и понимания того, что я делаю и для чего. Я и обучаю, и учусь. Первый курс прошел, второй, третий, и так пошло нормально, потом приглашали в города разные лекции читать.

— В Питер вас приглашали?

— Да. Чепакин Андрей приглашал, и Дима Чемякин.  В Питере у меня много добрых друзей.

— Что же, все-таки, происходит раньше: меняется сознание, а потом вы начинаете снимать стрит или же вы снимаете стрит, и у вас меняется сознание? Либо и то, и другое вместе?

ART_5453

— Сознание — нет. Когда идешь на съемку, нужно отключать голову, правильно? Мы не головой снимаем и не глазами, а чем-то иным. Чувствами. Я снимаю отсюда (показывает на область солнечного сплетения) – эта энергия проходит через руки, передается в камеру и все. А думать надо до съемки и после съемки. До съемки ты понимаешь, что ты хочешь снять, но во время съемки понимание может улетучиться, и ты будешь снимать абсолютно другое. А после съемки ты уже разбираешь фотографии и смотришь, где твоя ошибка, а где удача. И голова тут только вредит. Мои студенты любят кадрировать изображения, что-то убирать, затемнять, обрезать. Постоянно у начинающих встречается квадрат вместо прямоугольника. Я спрашиваю: «А что вы здесь обрезали?», мне отвечают: «Ой, ну там была какая-то веточка, мне показалось…», тут я обьясняю: «А может, наоборот, эта веточка как раз и делала эту фотографию? Потому что сейчас у вас абсолютно правильное изображение, но правильность в изображении — не есть хорошо».

— В уличной фотографии? Или в фотографии вообще?

— Вообще искусство все неправильное. Оно против течения. Если оно по течению, то это — попса. Тра-та-та, тра-та-та — три аккорда и все. А на самом деле все должно быть переплетено. Вы отрезали эту веточку, но, может, именно первый взгляд был правильным? А когда вы начали обрабатывать, ваш мозг — вот такой вот весь умный мозг, отрезал эту неправильную веточку. Эту эмоцию.

— А что вы скажете про Мартина Парра?

— Изумительно, а что? По-моему, вскрывает язвы… Но он не всем понятен. Известно же, что он пробовался в Магнум, а Брессон сказал: «Пока я в агентстве, Парра здесь не будет!» Но, тем не менее, его приняли, все нормально. Мартин Парр — чисто уличная фотография. Со своим взглядом. Вы говорили про тени, про геометрию, а ведь у него вообще ничего этого нет.

— У него совершенно иной взгляд. Основной массой современных фотографов, которые считают, что снимают стрит, он не воспринимается.

— Вот это, как раз, говорит об узости кругозора и мышления.

— Надо глубже копать.

— Шире. Надо открывать горизонты!

Фото: Артём Житенёв
Текст: Юля Veles

+10

0 Комментариев

Оставить комментарий

Авторизация


Регистрация Забыли пароль?

Регистрация

Пароль не введён


Генерация пароля

Регистрация