ПЕРСОНА: Павел Ростовский /Июль 2017г.

ПЕРСОНА: Павел Ростовский /Июль 2017г.
Море, чайки и она, 2016 ростовский

Зимой 2016 года я получила на личную почту анонс выставки в Творческом кластере «АРТМУЗА» одного художника. Открыла, посмотрела — работы меня удивили нестандартной манерой исполнения. Они мне понравились, запомнились. Я самостоятельно развесила анонсы на сайте и в социальных сетях. Через месяц примерно я увидела фото с открытия этой выставки у своего близкого друга Анатолия Клеймица, он оказывается, дружит с тем художником и был на открытии. А в конце 2016-го мы познакомились по рабочим вопросам лично. Его имя Павел Ростовский. Запомните, друзья, это имя. Я вас уверяю, это фигура, которая займёт свое место среди имён выдающихся художников нашего времени.
Чтобы вы понимали, насколько сложно мне что-то запомнить из современного искусства, я проиллюстрирую свою мысль простым примером. Я получаю ежедневно порядка 2-3 анонсов на личную почту, а также периодически сама просматриваю корпоративную. Так продолжается уже 5 лет. За это время в бесконечном потоке имён, картин, фотографий, я запомнила два имени — Павел Ростовский и Артур Молев. Когда мне удалось познакомиться лично с первым, я конечно была рада такой чести. И вот я беру у мастера интервью. Мой собеседник немногословен, но я стараюсь его разговорить. Мы беседуем в его квартире-мастерской. Это старинный дом, а сама квартира осталась еще от его прадеда – солиста Мариинского театра. Как ее сохраняла семья Ростовских при Советском Союзе – история, достойная отдельной статьи. Здесь много старинных вещей – дореволюционный комод, шкафчики. Безусловно, много картин. Павел Ростовский из интеллигентной семьи, конечно, гордится своими корнями. При этом имеет серьезное художественное классическое образование. Он окончил Санкт-Петербургское художественное училище имени Н.К. Рериха и Санкт-Петербургскую государственную художественно-промышленную академию имени А.Л. Штиглица (ЛВХПУ имени В.И. Мухиной). С 2003 года является Членом Союза Художников РФ.

Павел Ростовский

Павел Ростовский

– Паша, очень рада, наконец, возможности поговорить с тобой в рамках интервью и поделиться с аудиторией моего издания этой восхитительной живописью. Не спорь. Я не преувеличиваю. Я просто как будто открыла для себя новый источник вдохновения.

– Спасибо, Верочка. Мне это очень приятно.

– Расскажи мне о людях, которые покупают твои картины?

– Это милые люди, с чувством юмора. Благодарные. Симпатичные.

– Расскажи подробнее.

– Не знаю, как это объяснить… Есть определенная категория людей. Знаешь, такие, которые говорят: «спасибо», и «пожалуйста», «будьте добры», «извините» … Любезные. Добропорядочные. Вот мои покупатели все обладают этими общими чертами.

– Ты видел, как твои работы смотрятся в интерьере?

– Да, конечно. Это очень приятно. Они много на себя берут, создают атмосферу. Работают уже не как деталь, а как цветовое пятно, несущее в себе добрый смысл.

– Ты знаешь мой подход. «Foto сфера» для меня – средство для трансляции в мир своих ценностей. В противовес телевизору или интернету. Некое коммьюнити, где представлены только высочайшие профессионалы и правильные люди. Скажи, ты воспитываешь зрителя, как и я?

– Нет. Я не воспитываю, не указываю. Я предлагаю улыбнуться и о чем–то подумать вместе со мной.

– Показываешь альтернативную реальность?

– Да. Там можно ненавязчиво ухмыльнуться, стебануть что–нибудь. А вообще я стараюсь оставить приятное послевкусие у зрителя после просмотра.

– Это важно для тебя?

– Да.

– Почему?

– Хочется вызывать хорошие эмоции, впечатление. Я не слишком помпезно говорю?

– Человек же не может быть хорошим для всех.

– Здесь не в этом дело, а в том, чтобы не быть плохим. Кто–то не обратит внимания, да и Бог с ним, но по крайней мере не будет неприятного ощущения. Я просто желаю этого себе. (улыбается)

– Относитесь к людям так, как вы хотите, чтобы они относились к вам? Хитро!

– Понимаешь, Вера, искусство – это ведь душевная составляющая человечества. Это не только эмоции. Это еще то, что сложно объяснить словами. Искусство – это когда люди говорят по душам. Не спорят друг с другом. Потому что произведение либо нравится, либо нет.

– Что для тебя разговор по душам?

– Это когда слов не надо.

– У тебя есть работа с таким названием!

– Да. Я немногословен, но я говорю без слов. Когда встречаешь людей, похожих на тебя по определенным критериям, тогда они не нужны. Это как бабочки в животе.

Даже слов не надо, 2016 Ростовский

Даже слов не надо, 2016

– С какого года ты наиболее активно пишешь?

– Зуд в руках с подросткового возраста, все время хотелось этим заниматься. Постоянно были какие–то почеркушки. Я долго был в поиске, а вот пишу–пишу где–то с 2007 года.

– Ты писал пока какой–то другой деятельностью занимался?

– Да, я находил для этого время всегда. Если забрасывал, то возвращался.

– У тебя очень непохожий стиль живописи. Расскажи, чье творчество тебе импонирует? Может вдохновляет?

– Мои предпочтения не выходят за границы общепринятых – все на слуху. Хорошо отношусь к классике и ко всей истории искусств. Есть художники, любимые еще с юности: Дюрер, Брейгель, Босх. Безумно люблю русский авангард 20–30 годов и все, что с ним связано. Это не только живопись, это керамика, стекло, ткань… Это изумительно! Дизайн 60 годов!

– Как ты формировал этот стиль. Как ты к нему приходил?

– Мне хотелось сделать именно декоративные работы, уйти от классической живописи. Мне очень не хотелось реализма. А так как я получил разные школы в плане образования, (хорошую школу именно декоративного искусства, плоскостного), мне это было несложно сделать. Просто материал для своих работ я использую классический– масляные краски. То же самое я мог делать и акрилом, и темперой.

– Почему не используешь такие материалы?

– Я их не чувствую. Мои работы не подразумевают быстрого написания. Они пишутся поэтапно, по слоям. Благодаря этому получается такая фактура, глубина.

– Когда ты занимался другой деятельностью, но писал, твои работы были похожи на то, что ты делаешь сейчас?

– Они предшествовали этому. Это были попытки уйти от реализма. Скорее абстракционизм полный, минимализм. Тот стиль, что ты видишь сейчас – это я нашел более удобный для себя способ выражать те мысли, которые мне хочется.

– Почему они у тебя плоскостные?

– Я плоскостной художник. Они мне нравятся в таком виде. Идеи мне нравятся в таком виде. И так навалом объема во всем.

– Как можно его охарактеризовать? Ближе к поп-арту?

– Не возьмусь судить. Поп–арт несколько иной. Это декоративное искусство. Декоративная живопись.

– Что тебя больше всего вдохновляет в твоей деятельности?

– Я делаю то, что считаю нужным и так как считаю нужным.

– Расскажи о своих эмоциях.

– Мне интересно, чем это все закончится. Я транслирую свой взгляд на мир. Есть цель показать себе самому что я могу. Транслировать свою идею на холст, видеть ее воплощенной – это первостепенно. Знать, что кто–то увидит – вторично, но тоже важно. Если я не напишу, то я ее забуду, она пропадет – мне ее жалко. Жалко, что ее не будет, что не появится. И я пишу! В качестве приза получая свою работу. Представь, ты получаешь свою идею, сделанную тем способом, который тебе кажется единственно верным. И более того, твою идею увидит еще какое–то количество глаз. Это здорово!

– Паша, как приходят к тебе сюжеты?

– По–разному. От случайно замеченного до долго продуманного. Бывает, что услышишь чью–то шутку в беседе, она на подсознании откладывается, а затем через какое–то время трансформируется в мысль/идею.

– Бывает, что в голове одновременно крутится несколько сюжетов?

– Да. Иногда они крутятся не один год. Это работы, которые я хотел бы написать, иногда это только названия к ним. Они должны быть найдены.

– Есть у тебя истории как у Гоголя с «Мертвыми душами», когда он писал, а потом все сжег?

– Навалом. Много переписанных работ, безумное количество снятых и положенных за шкаф. Я их никому не показываю.

Pavel Rostovsky

«Кудесница» холст, масло 60х160 см. 2016

– Даже спустя время к ним не возвращаешься?

– Нет. Эти вещи для меня закрыты.

– Как ты относишься к тому, чему вас учили в учебных заведениях.

– Чрезвычайно положительно. Только пройдя такую школу можно позволить себе фантазировать. Мне ведь скучно писать классические вещи. Я всегда хотел донести определенные идеи, поделиться радостью. Чтобы хорошо было не только мне, но и зрителю.

– Ты имеешь ввиду мотивы в твоей голове?

– Да! Они мне кажутся забавными, смешными, добрыми, порою грустными, но они несут в себе только положительный заряд.

– Ты видел людей, которые приходят на твои выставки. Какое общее впечатление о том, как твои работы влияют на людей? Мне кажется интересно за этим наблюдать.

– Очень. Ты улавливаешь симпатию во взгляде, видишь добрую улыбку на лице, становится очень хорошо. Зритель не чувствует агрессивного влияния, он может расслабиться.

– У тебя есть амбициозные цели и задачи? Войти в перечень известнейших художников мира, например?

– Профессия обязывает быть амбициозным. Иначе смысла нет. Амбиция не из тщеславия, а для совершенствования самого себя. Вообще у Пабло Пикассо есть одна фраза. Она моя любимая: «Художник – это человек, который пишет то, что можно продать. А хороший художник – это человек, который продает то, что пишет». Мне очень хочется быть хорошим художником. В своих работах я ориентируюсь в первую очередь на себя – как мне нравится. Я считаю, что у меня хороший вкус.

Все что делаешь, ты делаешь для себя?

– Не для себя, а от себя. Только так идет развитие.

– Я законченный эгоист, я все делаю для себя. Журнал для себя выпускаю.

– Вера, мне кажется, что мы говорим об одних вещах, но разными словами. Понимаешь, когда пишу, это как игра, как прохождение уровня. Меня захватывает азарт.

– Кайфово, когда взрослый человек может жить свою жизнь, играя! По приколу. Я часто говорю про свою деятельность – моя страсть. Я нахожу в этом какую-то сексуальную составляющую.

– С точки зрения психологии по-другому быть не может. Профессиональная страсть – это тоже выражение либидо.

– Паша, большинство людей живут вообще не понимая, о чем мы сейчас говорим.

– Могу лишь сожаление высказать по этому поводу.

– Что ты делаешь, чтобы твое творчество не превращалось в ремесло?

– Я обязательно делаю между работами перерывы. Чтобы я не делал повторов, не зацикливался на старом, когда пишу новую работу, у меня со стены убраны все предыдущие. Так мне удобнее думать.

– Расскажи о выставке, что мы совместно подготовили.

– Да, выставка под названием «Персонажи». Она пройдет в Лофт Проект ЭТАЖИ в период с 13 июля по 13 августа. Там будут представлены 13 работ 2016 и 2017 годов. Обещает быть интересной.

– О, она очень крутая! Чем закончим?

– Главное, чтобы не некрологом! (Улыбается).

Море, чайки и она, 2016 ростовский

Море, чайки и она, 2016

+10

0 Комментариев

Оставить комментарий

Авторизация


Регистрация Забыли пароль?

Регистрация

Пароль не введён


Генерация пароля

Регистрация